Коммуникация бизнеса и наднациональных институтов в рамках региональных интеграционных объединений: ЕС и ЕАЭС

Written by Super User
Category: EURASIAN INTEGRATION Created: Wednesday, 06 September 2017 12:26

GALTSINA Daria Aleksandrovna
Master in International Relations, Head of the office of Eurasian Centre for Integration Studies and Communications - Secretariat of EAEU's Business Council

FILATOVA Olga Georgievna
Ph.D. in Philosophy, associate professor, Saint Petersburg State University

COMMUNICATION BETWEEN BUSINESS AND SUPRANATIONAL INSTITUTIONS WITHIN THE FRAMEWORK OF REGIONAL INTEGRATION: EU VS EAEU

The article analyzes the model of communication between business and the supranational institutions of the European Union. The authors identified and described the main communication formats that are used in the practice of the communicative interaction between the business community and the EU authorities. Specific recommendations were prepared for the Eurasian Economic Commission that would contribute a qualitatively new level of dialogue «business supranational institution».

Keywords: communication, business, authorities, integration, supranational institution, EU, EAEU, lobbying.

Введение

Экономические и политические реалии XXI века дик­туют странам необходимость поиска новых возможностей для кооперации и сотрудничества. Исключением не стал и евразийский регион, где 1 января 2015 года появилось новое региональное интеграционное объединение - Евразийский экономический союз (ЕАЭС), в который на сегодняшний день входят Армения, Беларусь, Казахстан, Россия и Кыргызстан. Сегодня евразийский вектор является основным направлени­ем во внешнеэкономической политике России и стран, входя­щих в ЕАЭС.

ЕАЭС создан в целях всесторонней модернизации, коопе­рации и повышения конкурентоспособности национальных экономик и создания условий для стабильного развития в ин­тересах повышения жизненного уровня населения государств- членов. Для достижения этих целей и выработки скоордини­рованной единой политики, в формировании которой учтены интересы всех участников интеграции, в 2012 году создан над­национальный орган стран ЕАЭС - Евразийская экономиче­ская комиссия (ЕЭК).

Лидерами стран, входящих в ЕАЭС, неоднократно под­черкивался экономический приоритет эффектов от процессов евразийской интеграции. Бизнес является не только ключевым стейкхолдером, но и основным получателем выгод от тех пози­тивных следствий, которые возникают в результате успешного хода интеграции.

Улучшение условии' для ведения бизнеса является одним из приоритетов работы Комиссии. В ЕЭК выстроена и доста­точно успешно функционирует система институтов для рабо­ты с предпринимательским сообществом. При Комиссии на постоянной" основе работают Консультативные комитеты, в которые входят как чиновники и эксперты, так и представите­ли предпринимательского сообщества стран ЕАЭС. Всего при Коллегии Комиссии функционирует 20 Консультативных ко­митетов, в том числе по вопросам предпринимательства, тор­говле, нефти и газу, интеллектуальной собственности, финан­совым рынкам и др. В 2012 году был создан Консультативный совет по взаимодеиствию Евразиискои экономической комис­сии и Белорусско-Казахстанско-Россииского Бизнес-диалога. Он стал функционирующей площадкои, на которои ЕЭК и представители бизнес-ассоциации' взаимодействуют и обсуж­дают системные и стратегические вопросы функционирова­ния ЕАЭС. В 2015 году, когда к Союзу присоединились новые участники, начала реализовываться идея создания Делового совета из представителей бизнес-ассоциации' стран ЕАЭС, развивающего в более углубленном формате работу Консуль­тативного совета. В мае 2016 года Деловой совет избрал своим Президентом В.Б. Христенко - первого Председателя Евразий­ской экономической комиссии.

В целях устранения избыточных административных барьеров для эффективного развития бизнеса в странах ЕАЭС Комиссией проводится экспертиза эффективности разрабатываемых норма­тивных актов ЕЭК, затрагивающих интересы предпринимателеи. В 2015 году в практику деятельности ЕЭК внедрена оценка регу­лирующего воздеиствия проектов решении' Комиссии с целью устранения излишних административных барьеров.

Однако, несмотря на то, что руководством Союза пред­принимаются шаги для организации эффективной коммуни­кации с бизнес-сообществом, пока рано говорить о том, что результат этих действий привел к полноценному результату. В связи c этим важно обратить внимание на опыт коммуника­ции Европейского Союза как самого эффективного на данном этапе интеграционного объединения.

В данной статье предпринята попытка провести анализ опыта властей Европейского Союза, который может стать важ­ным фактором в формировании эффективной линии комму­никации руководителями Евразийского экономического союза.

Эмпирическая база представленного ниже исследования состоит из официальных документов материалов научных, общественных и профессиональных дискуссий, результатов научно-исследовательских работ, материалов сайтов наднаци­ональных институтов Европейского и Евразийского экономи­ческого союзов.

  1. Обзор теоретических источников

Теоретико-методологической основой данной работы яв­ляется неофункциональный подход, в рамках которого иссле­дуется значительное влияние бизнеса на развитие интеграции и процесс принятия решений. Неофункционализм подчер­кивает роль элит, заинтересованных в интеграции. Пределы поиска общего знаменателя слишком узки, чтобы объяснить успех интеграции - утверждают теоретики этого направления. Интеграция может быть успешной только в том случае, если она опирается непосредственно на заинтересованные группы, «обходя» государства и противоречия между ними. Группы сначала находят общий интерес, затем формулируют меры, необходимые для успеха, а потом уже вовлекают государства. Другими словами, реальными субъектами интеграции высту­пают не руководители государств, а негосударственные обра­зования и их коалиции. Среди ключевых агентов интеграции - бизнес, транснациональные корпорации, ученые, деятели культуры и образования - все те, кто ценит свободу передви­жения, европейские ценности и культуру.

Различные аспекты взаимодействия бизнеса и власти в ЕС были исследованы в работах, посвященных общим вопро­сам европейского лоббирования, анализу влиятельности различных акторов лоббирования, отраслевому лоббизму, дея­тельности европейских федерации бизнеса и регулированию лоббистской деятельности. Один из наиболее влиятельных исследователей европейского лоббизма, Р. ван Шенделен, из­учал проблему европейской демократии в условиях домини­рующего влияния представителей интересов, коммуникации между представителями интересов и европейскими властями, скоординированность действий лоббирующих акторов на на­циональном и общеевропейском уровне.

Исследования, посвященные деятельности влиятельных европейских федерации' бизнеса, проведены К. Деквирт, М.Г. Коулсом, М. Преннером, Г.Т. Стоуллом и Х.М. Цоллером, К.Уолл. В основном данные исследования концентрируются на изучении деятельности Трансатлантического Бизнес-Диа­лога, который занимается активным лоббированием либера­лизации американо-европейских торговых отношений. Дея­тельности Европейского Круглого Стола Промышленников посвящено исследование М. Преннера. Негативные послед­ствия доминирующего влияния европейских торговых феде­раций проанализированы в работе К. Деквирт, указавшей на негативные социальные последствия такого влияния и возрас­тающую монополизацию в европейском бизнесе.

  1. Модель коммуникации между наднациональными ин­ститутами и бизнесом

Мы исходим из того, что модель коммуникации между наднациональными институтами и бизнесом включает в себя два процесса, которые могут протекать как параллельно, так и обособленно друг от друга:

  • когда инициатива исходит от наднационального инсти­тута;
  • когда инициатива исходит от бизнеса и он сам хочет участвовать в формировании политики и законодательных инициатив; влиять на принятие решений; лоббировать соб­ственные интересы.

В первом случае наднациональный институт (в первую оче­редь, Европейская комиссия) при принятии решений практиче­ски в любой области нуждается в профессиональной эксперти­зе. Будучи субъектом законодательной инициативы, Комиссия больше других нуждается в проведении комплексной эксперти­зы своих предложении) что довольно сложно обеспечить, распо­лагая ограниченными ресурсами и не прибегая к помощи извне. В академической литературе и профессиональной лексике этот процесс называют «expertism» (или экспертократия) - полити­ка консультирования с экспертами. Словарь Коллинза указыва­ет, что «специализм» (область специализации) и «экспертизм» всегда сопутствуют профессионализму и непременно связаны со структурами институциональной власти. Таким образом, союзнические отношения бизнеса с европейскими властями и его экспертная активность привели к возникновению феномена «экспертократии», обозначающего институционализированную экспертную роль представителен интересов бизнеса при разра­ботке политических решении. Представители бизнеса предостав­ляют европейским властям информацию и экспертные оценки, получить которые в удовлетворительном объеме и качестве из других источников невозможно. Тем самым «экспертократия» содействует большей легитимности и успешной реализации ре­шений европейских властей. «Экспертократия» способствовала образованию эффективных консультационных механизмов. С увеличением собственного влияния институты ЕС столкнулись с проблемой чрезмерно большого количества представляемых интересов. Это вынудило Еврокомиссию содействовать не толь­ко образованию европейских федераций, которые бы упрощали работу, связанную с учетом интересов всех заинтересованных сто­рон, но и стимулировать развитие консультационных форумов в форме прямого диалога еврокомиссаров и высокопоставленных служащих Еврокомиссии с наиболее влиятельными предста­вителями бизнеса. Таким образом, в Еврокомиссии существует две противоположные тенденции во взаимодействии бизнеса и власти: для взаимодействия в экспертных комитетах характерен сильный плюрализм, а для руководящего уровня Еврокомиссии характерен корпоративизм.

Для получения качественной и достоверной экспертизы при Европейской комиссии создан специальный реестр экс­пертных групп, в которую могут входить любые группы инте­ресов. Стоит отметить, что в официальных документах Евро­пейской комиссии понятия «представительство интересов» и «лоббирование» используются как абсолютно равнозначные и обозначающие «любую деятельность, имеющую своей целью повлиять на формирование политики и процессы принятия решений в институтах ЕС».

Этот реестр был создан Комиссией в целях обеспечения прозрачности в отношении деятельности экспертных групп, содействующих Комиссии в отношении:

  • подготовки законодательных предложений и политиче­ских инициатив;
  • подготовки делегированных актов;
  • осуществления законодательства, программ и политики ЕС, включающих координацию и сотрудничество с государ­ствами-членами ЕС и заинтересованными сторонами в этой области;
  • для досрочной подготовки актов, в случае необходимо­сти (до их представления Комитету в соответствии с Регламен­том (ЕС) N ° 182/2011).

При этом признается, что перегруженность Комиссии экспертными разработками - известная особенность этого европейского института. Различные исследования и опросы устанавливают, какие именно виды исследований более вос­требованы экспертами института, но главная особенность, признаваемая и утверждаемая Комиссией еще с 1992г. состоит в том, что во всех случаях все группы интересов имеют абсо­лютно равные права и возможности коммуникации с инсти­тутом.

Вторая причина, по которой институты стремятся на­ладить эффективный механизм коммуникации с предста­вителями бизнеса и группами интересов во всей их полноте, является необходимость следовать принципам демократии, важнейшими составляющими которой являются открытость и транспарентность. На наш взгляд, самое удачное опреде­ление транспарентности дал А.Д. Бойков, который рассма­тривает транспарентность как универсальный политический принцип, обеспечивающий общественный контроль проис­ходящих в государстве и обществе процессов, непременное условие демократии.

Тема транспарентности полноценно вошла в европей­ский закон с принятием Маастрихсткого договора в 1992 году. Авторы Договора приложили к нему Декларацию о праве на доступ к информации. Примечательно, что они использовали слово «право», несмотря на то, что документ носил рекоменда­тельный характер. Амстердамский договор, принятый в 1997 году, значительно расширил пределы транспарентности, ис­правив несостыковки предыдущего Договора. Протокол № 7 к Амстердамскому договору закрепил, что «Европейская комис­сия должна проводить широкие консультации перед разра­боткой законодательного предложения и по возможности пу­бликовать обсуждаемые документы». В настоящее время эти положения закреплены в статье 11 Лиссабонского договора.

Принципы транспарентности, тем не менее, работают и в обратную сторону: группы интересов, которые хотят уча­ствовать в политике и процессе принятия решений, также должны следовать принципам открытости, предоставляя мак­симальный объем информации о себе. В 2005 году появляет­ся, так называемая, Европейская инициатива о транспарент­ности, основной инструмент которой - Реестр прозрачности - предлагает всем заинтересованным сторонам вступить в официальный список и получить наиболее широкий спектр возможностей для участия в политических и законодательных процессах.

Теперь рассмотрим второй процесс, протекающий в рам­ках коммуникации наднациональных институтов и групп ин­тересов, в которых инициирующей стороной является бизнес. Безусловно, основной причиной для инициирования этого взаимодействия является возможность открыто лоббировать собственные интересы.

Очевидно, что корпорации крайне заинтересованы в по­вышении конкурентоспособности европейского бизнеса, по­этому они концентрируют усилия на таких направлениях, как введение единой европейской системы экспортного контроля, расширение практики косвенного налогообложения, совершенствование европейской инфраструктуры и информацион­ного обеспечения, укрепление единой валюты.

В рамках национальных объединений бизнеса ведущие корпорации, действующие в масштабах континента, уже дав­но чувствуют себя стесненно. По этой причине большинство европейских отраслевых корпоративных ассоциаций пред­ставляют собой конфедерации, то есть «союзы союзов», в кото­рых доминируют лидеры рынка. При этом среди отраслевых ассоциаций бизнеса в Западной Европе наибольшим автори­тетом и организационной гибкостью обладают те, которые объединяют представителей инновационных отраслей.

Вторая причина, которая стимулируют бизнес к взаимо­действию с наднациональными институтами - это принцип максимальной вовлеченности всех акторов не только в про­цесс принятия решений и формирования политики, но и в общественные отношения во всей их полноте. В этой связи европейский бизнес большое внимание уделяет принципам корпоративной социальной ответственности (КСО). Согласно определению Европейской комиссии: «Корпоративная соци­альная ответственность - это концепция, которая отражает добровольную волю компании участвовать в развитии обще­ства и защите окружающей среды». То есть, в основе фило­софии КСО находится принцип, по которому компания берет на себя добровольное обязательство добиваться коммерческо­го успеха, только добросовестными и этическими методами, уважая традиции и вкладываясь в развитие той общественной среды, в которой она функционирует. Такой подход в страте­гической перспективе приносит пользу как самой компании, так и местному населению, способствует устойчивому разви­тию, раскрытию инновационного потенциала, минимизации негативного воздействия бизнеса на общество.

В рамках ЕС реализуются различные формы сотрудниче­ства между наднациональными, национальными институтами, деловыми кругами и стейкхолдерами по КСО. Одной из таких форм является Европейский альянс по КСО (далее - Альянс), созданный в 2006 г. по инициативе и под управлением Евро­пейской комиссии. Альянс представляет собой открытое объ­единение компаний, функционирующих во всех странах ЕС и во всех отраслях экономики, ведущих активную деятельность и имеющих положительный опыт в сфере КСО. Целями альянса являются повышение осведомленности и расширение знаний бизнеса о КСО (с презентацией компаниями своих достижений в данной сфере); помощь в развитии открытого сотрудничества между компаниями и стейкхолдерами по вопросам КСО; обе­спечение благоприятных условий для КСО. Кроме того инсти­туты ЕС финансируют исследования в области КСО, выпускают соответствующие руководства, создают платформы для про­движения КСО с привлечением стейкхолдеров, награждают за партнёрство между компаниями и стейкхолдерами.

Выгоды программ КСО заключаются, прежде всего, в налаживании качественной двусторонней связи с целевыми группами, от которых зависит благополучие компании. Ре­путация ответственной организации приносит социальное признание, за которым следует и рост продаж, и улучшение внутрикорпоративных отношений, а значит сокращение те­кучести кадров, повышение эффективности труда и стабиль­ность развития компании в долгосрочной перспективе.

Наиболее ощутимый эффект внедрение КСО оказыва­ет на рост нематериальных активов, усиление репутации и бренда. Косвенным доказательством позитивного влияния КСО на эффективность бизнеса является также тот факт, что большинство крупнейших мировых корпораций одновремен­но занимают лидирующие позиции в области КСО. Вместе с этим при грамотном взаимодействии с наднациональными институтами и участии в формировании определенных поли­тических и экономических решений повышается уровень кон­курентных преимуществ, в первую очередь, за счет глубокой осведомленности о проектах принимаемых решений и непо­средственной вовлеченности в этот процесс.

Рассмотренная нами двухсторонняя модель коммуника­ции с обеих сторон позволяет говорить о следовании принци­пу субсидиарности, прописанному в основных Договорах ЕС, начиная с Маастрихсткого. Принцип субсидиарности пред­полагает, что принятие политических решений должно быть максимально приближено к гражданам (и, соответственно, к бизнесу), т.е. каждый высший уровень власти является субси­диарным или дополняющим по отношению к нижестоящему. Другими словами, политическая организация Европейского Союза строится снизу вверх, а не, наоборот.

Следовательно, применительно к Европейскому Союзу принцип субсидиарности следует воспринимать, как принцип управления ЕС, позволяющий Союзу определять его исключи­тельную компетенцию, а также действовать в соответствии с ос­новными целями и задачами государств-членов Союза.

Являясь инструментом интеграции на основе сохранения самобытности, принцип субсидиарности, в то же время, пре­доставляет гарантию против опасности повышения роли от­дельных интеграционных объединений, когда определенный государственный институт, партия, само государство стано­вятся самоцелью, т.к. принцип субсидиарности действует и по горизонтали, укрепляя гражданское общество и по вертикали, формируя политическую систему в целом.

  1. Законодательное регулирование лоббизма в Европей­ском Союзе

Принципиально важно для понимания процессов ком­муникации между наднациональными институтами и бизне­сом в Европейском союзе отследить законодательное регули­рование лоббизма. Европейское регулирование лоббистской деятельности интересно тем, что имеет два уровня: наднаци­ональный (уровень Европейского Союза) и национальный. Из 28 государств-членов всего 4 государства имеют собственное законодательство в сфере лоббизма. В рамках Европейского Союза лоббисты действуют в трех главных институтах: Ев­ропейской Комиссии (ЕК), Европейском Парламенте (ЕП) и Совете министров. Совет министров наименее доступен для лоббирования. Он не имеет реестра лоббистов и, как правило, отсылает представителей групп интересов к Комиссии. Одна­ко, национальные министры поддерживают контакт с соответ­ствующими лоббистскими группами под эгидой регулирова­ния национальных правил государства-члена. В 2011 году ЕП и ЕК пришли к компромиссу и запустили совместную систему регистрации, речь о ней пойдет ниже.

Наиболее привлекательным институтом европейской вла­сти для представительства интересов бизнеса является Европей­ская Комиссия, потому что только она наделена правом законо­дательной инициативы. Бизнес стремится оказать воздействие на законотворческий процесс в самом его начале, так как в даль­нейшем возможности влияния на него становятся более сложны­ми и ограниченными. Инициатива регистрации в ЕК является частью политики открытости и прозрачности, которая является одной из важнейших в управлении ЕС. Внимание к необходимо­сти регистрации лоббистов вновь возникло в 2005 году. Евроко­миссар С. Каллас выступил с Транспарентной Инициативой. Это была попытка увеличить легитимность европейских институтов и повысить доверие к ним. Система заработала в июне 2008 года и предполагала, что зарегистрированные организации будут указывать свои цели, сферу политики, в которой они планируют реализовать свой интерес, а также финансовые средства, которые они планируют потратить на прямое лоббирование в институ­тах ЕС. Кроме того, все зарегистрированные организации долж­ны согласиться с кодом поведения, который содержит правила поведения при общении с сотрудниками институтов ЕС. В 2008 году Кодекс поведения включал в себя 7 правил:

  • всегда представляться по имени и указывать в чьих ин­тересах они работают;
  • не вводить в заблуждение третьих лиц и персонал ЕК о своем статусе;
  • прямо заявлять интересы клиентов, которых они пред­ставляют;
  • убедиться, что представленная информация беспри­страстна, полна, актуальна и не вводит в заблуждение;
  • не пытаться получить информацию нечестными спо­собами;
  • не вынуждать сотрудников ЕС игнорировать правила и нормы поведения;
  • уважать правила конфиденциальности, которые при­меняются к бывшим сотрудникам институтов ЕС.

В 2011 году Кодекс немного видоизменился и дополнил­ся обязательством не продавать информацию, полученную от институтов ЕС третьим лицам.

В середине 1980-х годов, со вступлением в силу Единого европейского акта, Европейский Парламент значительно рас­ширил свои полномочия в процедуре принятия решений, что вызвало резкий рост лоббизма. С этого момента евродепутаты стали говорить о необходимости модификации внутренних правил и создания реестра зарегистрированных лоббистов.

Как уже упоминалось выше, в 2011 году, в рамках углубления Транспарентной инициативы, ЕП и ЕК запустили единый Реестр прозрачности. Де-факто регистрация является обязательной (без регистрации нельзя получить пропуск в здание ЕП), но де-юре она добровольная. Таким образом, некоторые организации, которые взаимодействуют с Комиссией, остаются неизвестными.

В ЕП по данным на сентябрь 2016 года зарегистрирован 9 809 человек. Анкета заполняется на официальном сайте, от­правка заявки означает также и взятие обязанностей о соблю­дении Кодекса поведения. Форма для заполнения предполага­ет детальное раскрытие лоббистской деятельности в ЕП: имя, контактные данные, имя чиновника, с которым предполага­ется взаимодействие, цели лоббирования, действия, которые были и будут предприняты, сфера лоббистских интересов, членство организации в различных ассоциациях, финансовые средства, выделенные на лоббирование. Но на практике мно­гие организации ограничиваются общими формулировками, не дающими возможности понять, какие конкретно законо­проекты они собираются лоббировать.

Сегодня Реестр не является совершенной формой регули­рования лоббизма. Добровольность участия в нем и отсутствие санкций за предоставление неверных или неполных данных делают его практически бесполезным, потому что он не вы­полняет своей основной задачи - обеспечения прозрачности процесса лоббирования. Единственная функция, которую он выполняет - это создание общего представления о количестве лоббистов в ЕС, о том, как они структурированы, их контактах. Реестр можно рассматривать как первую ступень развития добровольных мер по регулированию лоббизма в рамках раз­вития более широкой концепции создания культуры консуль­тации в ЕС.

  1. Основные форматы коммуникации и взаимодействия институтов ЕС и бизнеса

Рассмотрим далее основные форматы коммуникации и взаимодействия институтов ЕС и бизнеса. К ним мы относим: 1) участие бизнеса в работе экспертных групп; 2) официальные обращения и рекомендации бизнеса; 3) публичные консульта­ции; 4) неформальные контакты.

  • Экспертные группы

Комиссия создала реестр экспертных групп и других подобных организаций, которые консультируют ее по отно­шению к ряду задач, таких как подготовка законодательных предложений и политических инициатив, подготовка деле­гированных актов, а также по вопросам реализации законо­дательства, программ и политик Союза. Несмотря на то, что Комиссия имеет значительный опыт, она нуждается в консуль­тации внешних экспертов. Комиссия ведет учет таких групп в специальном реестре.

Реестр располагает информацией о том, к какому Гене­ральному директорату прикреплена та или иная экспертная группа, также фиксирует миссии, задачи группы и состав чле­нов. Реестр также включает в себя соответствующие докумен­ты, которые составлены и обсуждены группами, в том числе протоколы заседаний, повесток дня и отчетов о деятельности. Этот реестр был создан Комиссией в целях обеспечения про­зрачности деятельности экспертных групп, содействующих Комиссии в отношении:

  • подготовки законодательных предложений и полити­ческих инициатив;
  • подготовки делегированных актов;
  • осуществления законодательства, программ и поли­тики ЕС, включающих координацию и сотрудничество с го­сударствами-членами ЕС и заинтересованными сторонами в этой области;
  • для досрочной подготовки актов, в случае необходи­мости (до их представления Комитету в соответствии с Регла­ментом (ЕС) N ° 182/2011) .

Экспертные группы созданы не для того, чтобы участво­вать в общих прениях с заинтересованными сторонами, ско­рее, они обеспечивают площадку для дискуссий с участием персоналий высокого уровня и широкого круга заинтересо­ванных сторон, результат которых принимает форму заключе­ний, рекомендаций и докладов. Все предложения и коммента­рии экспертных групп должны быть рассмотрены Комиссией.

В экспертную группу может попасть представитель лю­бой организации, бизнес-ассоциации и ТНК. Некоторых из членов Комиссия выбирает, исходя из рекомендаций и соб­ственных интересов.

  • Официальные обращения и рекомендации бизнеса

Наиболее активными стейкхолдерами, имеющими воз­можность влиять на процесс принятия решений в ЕС, явля­ются корпоративные представительства, европейские феде­рации и национальные ассоциации. Наличие постоянного представительства свидетельствует о серьезных финансовых возможностях и способности компании или ассоциации не­посредственно влиять на принятие решения в той или иной сфере.

Наиболее влиятельной ассоциацией на сегодняшний день является Европейский круглый стол промышленников (ЕКСП). Он объединяет около 50 руководителей крупнейших транснациональных компаний.

Генеральный Секретариат расположен в Брюсселе, что дает функционерам возможность участвовать во множестве совещаний и дискуссий, проводимых институтами ЕС. ЕКСП изначально, с момента создания, определил для себя высокую планку - определять проблемы, разрабатывать решение и вне­дрять его в политику ЕС. Лоббировать решение предполага­лось на национальном и европейском уровнях.

ЕКСП определяет важные вопросы, связанные с европей­ской конкурентоспособностью, анализирует критические фак­торы и исследует, как государственная политика может спо­собствовать улучшению ситуации. ЕКСП доносит свое мнение до высших политических лиц, принимающих решения на на­циональном и европейском уровнях с помощью отчетов, до­кументов не только в рамках официальных встреч, но и с по­мощью личных контактов.

На европейском уровне ЕКСП обсуждает свои взгляды с членами Комиссии, Европейского Совета, Совета министров и Европейского парламента. На национальном уровне Члены ЕКСП транслируют свою позицию национальным правитель­ствам и парламентам, создают деловые контакты с коллегами в национальных промышленных федерациях, потенциальны­ми лидерами общественного мнения и СМИ.

ЕКСП поддерживает тесные контакты с BusinessEurope (Конфедерация европейского бизнеса), официальным пред­ставительным органом европейского бизнеса в европейских институтах.

Мы проанализировали раздел «Публикации» официаль­ного сайта BusinessEurope, включающий отчеты и исследова­ния, аналитические записки, открытые письма, факты, речи и пресс-релизы, и выделили ключевые темы обращений в 2015­2016 гг.:

  • TTIP (Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство);
  • промышленность;
  • цифровая экономика;
  • энергетика;
  • инновации;
  • экология
  • конкурентоспособность.

Самым обсуждаемым документом, опубликованным за последнее время ЕКСП, стал документ под названием «Промышленный ренессанс - программа действий на 2014- 2019гг.». Авторы анализируют проблемы в экономическом развитии ЕС (с упором на промышленность) и дают ряд реко­мендаций для институтов:

  • Изменить европейскую систему управления, структур­но перестроить институты ЕС, прежде всего Европейскую ко­миссию.
  • Европейская комиссия должна координировать и со­гласовывать все политики ЕС, в том числе политику в обла­сти конкуренции, чтобы гарантировать, что она оказывают положительное влияние на конкурентоспособность промыш­ленности. Председателю Комиссии следует взять под личный контроль и руководство промышленной повесткой дня и при­нимать решения в тесном взаимодействии с координацион­ной группой по промышленной конкурентоспособности.
  • Публиковать оценки воздействия на стадии консульта­ций. Это даст заинтересованным сторонам возможность вы­ступать с предложениями на более раннем этапе и позволит лучше понять риски и выгоды от предлагаемых политических инициатив и нормативных актов ЕС.
  • Обеспечивать систематическое использование науки в разработке политики ЕС с целью лучшего применения прин­ципа предосторожности и избегания ненужных ограничений на инновационный потенциал отраслей промышленности ЕС.
    • Публичные консультации

Обычные граждане, заинтересованные лица, заинтересо­ванные группы, объединения гражданского общества и другие представители имеют возможность выразить своё мнение в отношении проектов правовых актов ЕС в большинстве сфер политики ЕС. Общественные консультации инициирует Евро­пейская комиссия, чтобы узнать мнение граждан и связанных групп о конкретных направлениях развития сфер политики. На основании консультаций Европейская комиссия состав­ляет правовые акты в соответствующей сфере. Консультации публикуются на сайте комиссии, где можно оставить и свое мнение.

С 2002 г. вступил в действие документ «Коммуникации с Комиссией», устанавливающий минимальные стандарты кон­сультаций, в частности:

  • содержание консультаций должно быть ясным;
  • разные стороны имеют право на выражение своего мне­ния;
  • Комиссия широко публикует материалы консультаций, чтобы ознакомиться с ними могли все заинтересованные сто­роны, в частности через сайт Your Voice in Europe;
  • участникам предоставлено достаточное время для отве­та (открытые консультации длятся шесть-восемь недель).
    • Неформальные контакты

Безусловно, несмотря на достаточно организованную формальную коммуникацию между институтами и предста­вителями интересов, в ЕС существует и коммуникация нефор­мальная.

Степень доступа к институтам европейской власти ва­рьируется для различных компаний, наиболее высокую степень доступа иногда упрощенно называют «инсайдер- ством», так как в этом случае у представителей бизнеса и власти возникают особенные отношения. Как утверждают А.Н. Шохин и Е.А. Королев, существует два мнения по во­просу того, как компании обретают «доверительные» отно­шения и «инсайдерские возможности». Первая точка зре­ния гласит, что в 1990-х гг. политическая система ЕС стала закрываться для бизнеса из-за многочисленности его пред­ставителей и перегрузки системы, инсайдерами стали те компании, которые в результате постоянного присутствия и широкой политической деятельности получили репутаци­онные преимущества. Согласно второму мнению, «инсай­дерские» возможности зависят от плотной сети межлично- стых (если не сказать, дружеских) и межорганизационных связей, недоступных для компаний, которые работают в Брюсселе на нерегулярной основе.

Каждый из рассмотренных нами форматов, безуслов­но, имеет свою специфику и направлен на достижение раз­личных целей. Но надо отметить, что самым уникальным из них является механизм публичных консультаций. Любой гражданин Европейского Союза, имеющий желание или же личную заинтересованность в принятии того или иного решения может высказать свою позицию не только путем официального обращения в органы ЕС, но и на специаль­ной онлайн-платформе, что обеспечивает максимальное удобство для предоставления и обработки мнений и пред­ложений.

Проанализировав специфику и форматы коммуникаций бизнеса и институтов Европейского Союза мы пришли к сле­дующим выводам.

Во-первых, модель коммуникации включает в себя два параллельных процесса: от власти к бизнесу и от бизнеса к власти. Каждая из сторон имеет свой интерес, обусловленный различными факторами. Власть стремится следовать принци­пам открытости и прозрачности в процессе принятия реше­ний, а бизнес - влиять на этот процесс.

Во-вторых, мы видим, что важной отличительной осо­бенностью в системе взаимоотношений институтов и пред­ставителей групп интересов является законодательное регу­лирование лоббизма. Специальный реестр, объединяющий представителей заинтересованных сторон, позволяет европей­ским управленцам не только обладать четким знанием о том, кто и как заинтересован в полноценной коммуникации, но и противодействовать коррупции.

  1. Рекомендации для ЕЭК и евразийского бизнес-сообщества

Рассмотрев механизмы взаимодействия наднациональ­ных институтов и групп интересов, проанализировав за­конодательство в сфере лоббизма, определив специфику представительства интересов в разных наднациональных институтах, мы можем говорить о признании европейской системы как наиболее развитой на данном этапе. В модели коммуникации институтов ЕС и групп представительств учтены интересы всех групп, разработано множество меха­низмов взаимодействия, предусмотрен объемный спектр областей для вмешательства в различные сферы политики и экономики, запущен режим публичных консультаций и, главное, существует понимание того, что участие бизнеса необходимо для здорового развития не только экономики, но и демократического общества.

По результатам исследования и полученных выводов мы разработали ряд рекомендаций для руководства Евразийской экономической комиссии, которые сводятся к следующим за­дачам:

  • выработать дополнительные механизмы и инструменты коммуникации как с крупными бизнес-ассоциациями, так и с отдельными представителями бизнеса;
  • интенсифицировать диалог на уровне представителей государств-участников ЕАЭС с целью представления единой консолидированной позиции;
  • разработать законодательные меры, определяющие конкретный формат взаимодействия между заинтересованны­ми акторами и наднациональной властью;
  • повысить уровень транспарентности механизма приня­тия решений на разных уровнях;
  • обеспечить контроль внедрения предложенных иници­атив на всех этапах согласования.

Эти меры, на наш взгляд, способны вывести диалог между Евразийской экономической комиссией и бизнес­сообществами государств-участников ЕАЭС на новый уро­вень эффективности и обеспечить стабильное развитие экономик стран на долгосрочный период. Полноценное встраивание в систему взаимных консультаций повысит рост капитализации предприятий на территории всех пяти государств и, как следствие, позволит экономикам на­растить потенциал в мировой глобализированной эконо­мической системе.

Бизнесу, в свою очередь, стоит более активно участвовать в деятельности Делового совета Евразийского экономического союза, который на данный момент является основной уникаль­ной диалоговой площадкой между предпринимателями и властью. Помимо вертикальной, Деловой совет выстраивает и горизонтальную коммуникацию между национальными биз­нес-ассоциациями, что позволяет формировать консолидиро­ванную позицию всех пяти сторон. По словам Президента Де­лового совета В.Б. Христенко, поиск консенсуса и постоянный диалог между деловыми кругами стран Союза - сложная зада­ча, которая требует от бизнеса перехода от национальной ло­гики на логику наднациональную, интеграционную. Но, толь­ко решив ее, бизнес сможет реально проводить свои интересы в ЕАЭС, развивать торговлю, промышленное и финансовое сотрудничество, участвовать в реализации общих отраслевых проектов. А Деловой Совет будет отстаивать интересы бизнеса при принятии новых законодательных инициатив.

Подводя итог исследованию, мы можем констатировать, что предпринимателям ЕАЭС и руководителям Евразийской экономической комиссии не только следует принять во внима­ние опыт организации коммуникации в Европейском Союзе, но и развивать собственный коммуникационный потенциал, используя возможности Делового совета ЕАЭС.

Работа подготовлена при поддержке гранта РГНФ (про­ект «Электронное управление в процессах евразийской эко­номической интеграции: структура и основные модели», № 15-03-00715).

Our Partners

Our projects

SCIENTIFIC ARTICLES

Juornals

Information for authors