Партнерство Евразийского экономического союза и АСЕАН: роль дискуссий на втором треке

Written by Super User
Category: EURASIAN INTEGRATION Created: Monday, 30 October 2017 10:59

KOLDUNOVA Ekaterina Valerjevna
Ph.D. in political sciences, associate professor of Asian and African Studies sub-faculty, deputy dean at School of Political Affairs, senior expert at SEAN Centre, Moscow State Institute of International Relations, MFA of Russia

THE PARTNERSHIP OF EURASIAN ECONOMIC UNION AND ASEAN: THE ROLE OF THE SECOND TRACK DIALOGUE

The article focuses on the problems of a rising number of competing projects to organize the Eurasian space. However there are no international political and economic instruments of making these projects interconnected or these instruments are in their infant stage of development at best. The idea of partnership between Eurasian economic union (EAEU) and Association of Southeast Asian nations (ASEAN) is conceptually fruitful in terms of searching for such instruments. The think tanks and university research centers may make a valuable contribution in the development of these instruments in case EAEU and ASEAN find appropriate forms of network communication of their think tanks and universities thus creating an efficient track two diplomacy dialogue.

Несколько лет назад в исследованиях международных от­ношений начала бытовать гипотеза о наступающем веке Азии, конкретнее - Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Она подразумевала, что динамика экономической и политической активности будет смещаться из Евро-атлантического региона в АТР. Несмотря на целый ряд восточноазиатских «экономиче­ских чудес» (Япония, Южная Корея, Тайвань, Сингапур, новые индустриальные страны второй волны, а затем и подъем Ки­тая) эта гипотеза не полностью подтверждалась практикой со­временных международных политэкономических процессов. Многие страны АТР (в особенности НИС второй волны) после периода высоких темпов роста оказались в ловушке среднего уровня развития, означающей сохранение показателя ВВП на душу населения на уровне 10-12 тысяч долларов без возможно­сти его дальнейшего увеличения. Эти тенденции - масштабно­го, но несбалансированного экономического развития были, в частности, отмечены в 2011 г. в докладе Азиатского банка раз­вития «Азия 2050: Претворяя в жизнь азиатский век». После серии публикаций о том, что Китай станет супердержавой но­вого века, стали появляться более взвешенные и критические оценки будущего этой страны.

Одновременно в последние пять лет характерной чертой современных международных отношений стало серьезное ус­ложнение международно-политической ситуации в Евразии. Оно выразилось в резком росте конкурирующих и разнона­правленных проектов по организации этого пространства, ис­ходящих от стран Запада, России, государств Ближнего Восто­ка, Восточной Азии и даже США. Признаками этой ситуации стали появление в 2013 г. идеи китайского проекта «Один пояс - один путь» (Экономический пояс шелкового пути для Цен­тральной Азии и морской шелковый путь для Юго-Восточной Азии), расхождения в политике России и ЕС в отношении стран «общего соседства» и последовавший за этим в 2014 г. кризис в отношениях России и Европейского союза, связан­ный с ситуацией на Украине, запуск в 2015 г. российского ин­теграционного проекта Евразийского экономического союза (ЕАЭС) с участием России, Казахстана, Белоруссии, Армении и Киргизии. При этом стали появляться проекты и инициа­тивы, которые можно охарактеризовать как проекты второго уровня по сравнению с перечисленными выше, поскольку они касаются либо отдельных географических сегментов макроре­гионального пространства Евразии, либо сконцентрировано на функциональном сотрудничестве в каких-либо конкретных сферах. К ним относятся Евразийская инициатива Южной Ко­реи, новая внешняя политика Турции в отношении соседей по региону Ближнего Востока, различные диалоговые процессы для Евразии (Астанинский диалог, Стамбульский процесс по Афганистану), американский проект «Нового шелкового пути».

При таком повышенном интересе к Евразии, рост взаимо­зависимости, включая инфраструктурную, на практике пока что не приводит к формированию сферы соразвития. Евразия становится в высокой степени конкурентным и конфликто­генным пространством и наряду с АТР представляет собой еще один регион, где формируется полицентричная структу­ра международных отношений. Причем в обоих случаях эта полицентричность пока что носит скорее конфликтный, чем кооперационный характер. Приведенные выше примеры де­монстрируют также отсутствие реального поиска точек со­прикосновения между интересами и проектами различных игроков.

Накануне политического кризиса 2014 г. на Украине Рос­сией была предпринята неудачная попытка договориться с ЕС о сопряжении двух интеграционных проектов - Европейского Союза и Евразийского экономического союза. На восточном направлении в 2015 г. российским президентом В.В. Путиным и председателем КНР Си Цзиньпином было достигнуто согла­шение о сопряжении китайского проекта «Один пояс - один путь» с евразийским интеграционным проектом, что послу­жило основой для дискуссий о смещении фокуса евразийско­го проекта в направлении Азии. Однако практические резуль­таты этого сопряжения пока что не ясны, а логика китайского видения Экономического пояса шелкового пути, заключаю­щаяся в минимизации времени транспортировки товаров в Европу, входит в противоречия с потребностями развития транспортной и приграничной инфраструктуры России и Ка­захстана, которым выгодны такие маршруты, которые бы по­зволяли получать доходы от остановок транспорта на их тер­ритории.

Тем не менее, идеи необходимости найти способы сопря­жения евразийского интеграционного проекта с политико­экономическими процессами, имеющими место на простран­стве Азиатско-Тихоокеанского региона получили дальнейшее развитие в декабре 2015 г., когда в своем послании к Феде­ральному собранию президент В. В. Путин предложил идею экономического партнерства ЕАЭС, ШОС и АСЕАН. Впо­следствии предложение В. В. Путина о формировании пар­тнерства ЕАЭС, ШОС и АСЕАН было включено в документы третьего саммита Россия-АСЕАН, который проходил в Сочи в мае 2016 г. и был призван отметить двадцатилетие диалогово­го партнерства России и АСЕАН новыми инициативами, кото­рые бы позволили вывести это партнерство на новый уровень. По итогам саммита были приняты Сочинская декларация «На пути к взаимовыгодному стратегическому партнерству» и Комплексный план действий по развитию сотрудничества Российской Федерации и Ассоциации государств Юго-Восточ­ной Азии на 2016-2020 гг. В Сочинской декларации стороны от­мечали усиливающуюся тенденцию к многополярности и не­обходимость формировать транспарентную и инклюзивную региональную архитектуру безопасности на принципах меж­дународного права. В декларации также было зафиксировано, что стороны будут рассматривать возможности взаимовыгод­ного сотрудничества между АСЕАН, ЕАЭС и ШОС. Таким об­разом, к 2016 году диалоговое партнерство России и АСЕАН начало приобретать новое, трансрегиональное измерение, связанное с поисками обоими сторонами способов и возмож­ностей взаимодействия не только на двустороннем уровне, но и в формате региональных блоков, однако по сравнению с по­сланием В.В. Путина Федеральному собранию формулировки, содержащиеся в документах саммита Россия-АСЕАН носили более смягченный характер. В частности, термин «партнер­ство» был заменен «взаимовыгодным сотрудничеством».

Политическая и экономическая логика этого предложе­ния понятна - необходим поиск инструментов, которые бы сделали различные региональные интеграционные процесс более взаимосвязанными, а не взаимоисключающими, по­зволили бы выстраивать взаимодействие как на двустороннем уровне, так и с учетом того, что многие страны сегодня так или иначе задействованы в многосторонних процессах. Однако конкретного практического объяснения того, что же представ­ляет из себя такое партнерство пока что не было предложено.

Представляется, что для конкретизации этой идеи требу­ется серьезная работа исследовательских центров и универси­тетской науки в странах, входящих в ЕАЭС, ШОС и АСЕАН, поскольку наибольшую выгоду от такого партнерства можно было бы получить, решая совместными усилиями проблемы дисбалансов экономической модернизации, характерных для стран, входящих в ЕАЭС, ШОС и АСЕАН.

В настоящее время научно-техническое лидерство во многом является определяющим для характера современного развития. В ведущих странах мира создана экономика, осно­ванная на знаниях, позволяющая им сохранять структурную мощь (в терминологии известного американского политэко­номиста Сьюзан Стрендж). В 1998-1999 году Всемирным бан­ком был подготовлен специальный доклад, в котором отмеча­лось, что устойчивое экономическое развитие обеспечивается знанием, а не капиталом. При этом в докладе выделялось два типа знания: технологическое (знание о производстве техноло­гий) и процедурное (знание о том, как должны быть организо­ваны социальные процессы и институты). И тот, и другой тип знаний, отмечалось в докладе, неравномерно распределены в мире и внутри отдельных стран.

Ключевыми для перехода к экономике, основанной на знаниях, являются четыре фактора: соответствующий эконо­мический и институциональный режим, достаточный уровень человеческого капитала, информационная инфраструктура и наличие национальной инновационной системы. Статистиче­ские исследования показывают, что повышение качества чело­веческого капитала на 10% в среднем приводит к увеличению ВВП на 9%. Именно поэтому в большинстве стран Восточной Азии в 1980-1990-е гг. на государственном уровне была постав­лена задача по развитию науки и национальных систем об­разования, в особенности такого компонента этих систем как высшее образование. В результате в период жизни всего лишь одного поколения многим из них удалось реализовать задачу по созданию университетов и исследовательских центров ми­рового уровня, а в отдельных случаях, рассмотренных ниже, были созданы региональные исследовательские платформы, специально работающие для аналитического обслуживания региональных интеграционных проектов.

В целом поиск форм взаимодействия исследовательских центров ЕАЭС, ШОС и АСЕАН мог бы происходить по трем направлениям. Во-первых, это взаимодействие научных струк­тур ЕАЭС и такой экспертной структуры как Экономический исследовательский институт для АСЕАН и Восточной Азии (Economic Research Institute for ASEAN and East Asia, далее - ERIA). Вторым направлением могло бы стать взаимодействие институтов стратегических исследований стран АСЕАН с ана­логичными структурами в России, Казахстане, других членах ЕАЭС. И, наконец, еще одним направлением выстраивания диалога на втором треке могло бы быть взаимодействие уни­верситетских исследовательских центров. В совокупности со­трудничество по всем этим направлениям могло бы помочь в конкретизации идеи экономического партнерства и поиске взаимоприемлемых и взаимовыгодных форм такого партнер­ства. Остановимся чуть подробнее на каждом из них.

ERIA наделена «мандатом» на разработку практических рекомендаций для таких региональных организаций и фору­мов как Восточноазиатский саммит и АСЕАН. Исследования ERIA используются как в работе саммита лидеров стран Ассо­циации, так и различных министерских встреч. Помимо этого результаты деятельности ERIA доводятся до сведения эксперт­ного и бизнес сообщества посредством организации специа­лизированных семинаров и конференций. В 2010 г. по запросу Восточноазиатского саммита экспертами ERIA был подготов­лен документ под названием «Комплексный план азиатского развития» (The Comprehensive Asia Development Plan). В 2015 г. увидела свет его вторая часть. В докладе на основе методов географического моделирования были сформулированы кон­кретные предложения по развитию инфраструктурно-инду­стриальных кластеров в странах АСЕАН и Восточной Азии на субрегиональном уровне с использованием механизмов госу­дарственно-частного партнерства. Учет выводов доклада и его соотнесение с инфраструктурными планами Китая и ЕАЭС в Евразии вполне мог бы создать основу для обсуждения кон­кретных направлений экономического партнерства.

ERIA работает в тесном контакте с секретариатом АСЕАН и шестнадцатью исследовательскими институтами из стран региона. В исследовательскую сеть ERIA входят следующие ин­ституты: Брунейский институт политических и стратегических исследований (Бруней), Центральный институт экономическо­го менеджмента (Вьетнам), Центр стратегических и междуна­родных исследований (Индонезия), Камбоджийский институт сотрудничества и мира (Камбоджа), Национальный экономи­ческий исследовательский институт (Лаос), Малазийский ин­ститут экономических исследований (Малайзия), Янгонский институт экономики (Мьянма), Сингапурский институт меж­дународных отношений (Сингапур), Таиландский институт исследования проблем развития (Таиланд), Филиппинский институт исследований проблем развития (Филиппины), Ав­стралийский национальный университет (Австралия), Китай­ская академия социальных наук (Китай), Исследовательская и информационная система для развивающихся стран (Индия), Институт исследования развивающихся экономик (Япония), Корейский институт международной экономической поли­тики (Республика Корея), Новозеландский институт экономи­ческих исследований (Новая Зеландия). Представители этих институтов принимают участие в деятельности ERIA, а сами институты в свою очередь формируют региональную иссле­довательскую сеть, которая предоставляет ERIA конкретную страновую информацию.

В задачи ERIA и исследовательской сети институтов вхо­дит содействие экономическому сотрудничеству и интеграции за счет исследований в тех областях, которые выходят за рам­ки традиционных тарифных ограничений в торговле, анализ возможностей инфраструктурного развития, как в области информационно-коммуникационных технологий, так и тра­диционных сфер дорожного, портового строительства, энер­гетики и т.д. Три ключевых направления, по которым ведет исследования ERIA, связаны с задачами углубления экономи­ческой интеграции в регионе, сокращения разрывов в разви­тии и разработки мер, способствующих устойчивому разви­тию. В рамках первого направления проводится комплексный анализ зон свободной торговли в формате АСЕАН+, что осо­бенно важно в связи с тем, что ЕАЭС нацелен на обсуждение соглашений о зонах свободной торговли с целым рядом стран АСЕАН (Сингапур, Камбоджа, Таиланд, Индонезия), а в пер­спективе и с Ассоциацией в целом. Первое соглашение о зоне свободной торговли, подписанное ЕАЭС с Вьетнамом в мае 2015 г., стало этапным для экономического взаимодействия России и других членов Евразийского экономического союза с АСЕАН. В рамках второго направления исследований ERIA разрабатываются стратегические инициативы для развития группы стран Ассоциации, включающей Вьетнам, Лаос, Мьян­му и Камбоджу, и проекты, связанные социальной сферой. Третье направление охватывает исследования экологических и энергетических аспектов развития в регионе, включая энер­госберегающие проекты, проекты использования энергии биомассы, проекты интеграции энергетических рынков.

Национальные институты, образующие исследователь­скую сеть ERIA, выполняют следующие функции: 1) предо­ставление практической информации по соответствующим странам, 2) разработка предложений и рекомендаций для ретональных организаций сотрудничества, 3) доведение резуль­татов работы ERIA до сведения лиц, принимающих политиче­ские решения, на уровне своих стран, 4) делегирование своих представителей соответствующей квалификации для работы над проектами ERIA.

Взаимодействие с институтами стратегических исследо­ваний АСЕАН является еще одним необходимым элементом обсуждения концептуального и практического наполнения идеи партнерства ЕАЭС, ШОС и АСЕАН. Сеть институтов стратегических исследований АСЕАН была основана в 1988 г. и на данный момент включает Брунейский институт поли­тических и стратегических исследований, Камбоджийский институт сотрудничества и мира, Центр стратегических и международных исследований Индонезии, Институт между­народных отношений ЛНДР, Институт стратегических и меж­дународных исследований Малайзии, Мьянманский институт стратегических и международных исследований, Институт стратегических исследований и проблем развития Филиппин, Сингапурский институт международных отношений, Инсти­тут проблем безопасности и международных исследований Таиланда и Дипломатическую академию Вьетнама. Сеть ин­ститутов стратегических исследований АСЕАН примечатель­на тем, что именно благодаря ее усилиями в рамках Ассоциа­ции произошло становление дипломатии второго трека, опыт которой был впоследствии распространен и на Региональный форум АСЕАН по безопасности (АРФ) и Азиатско-тихоокеан­ский совет сотрудничества по безопасности, представляющий собой вторую дорожку АРФ.

Сотрудничество университетов ЕАЭС, ШОС и АСЕАН может также создать дополнительный импульс для выстраи­вания партнерства трех сторон. Представляется, что для Рос­сии опыт стран Азии по развитию университетов и фабрик мысли может быть крайне полезным. Существенным для выработки российской внешней политики также является понимание того, какие экспертные структуры обеспечивают аналитическую разработку интеграционных инициатив, на­пример, в рамках таких структур как АСЕАН, АСЕАН+3 (Ки­тай, Япония, Южная Корея), АСЕАН+6 (Китай, Япония, Юж­ная Корея, Индия, Австралия, Новая Зеландия). Налаживание сетевого взаимодействия между российскими и азиатскими следовательскими центрами, включая присоединение России к Экономическому исследовательскому институту для АСЕАН и Восточной Азии, развитие сетевого взаимодействие эксперт­ных структур ЕАЭС с ERIA, сетью институтов стратегических исследований АСЕАН и крупнейшими университетскими центрами стран АСЕАН в этом плане представляется логич­ным и закономерным шагом.

Our Partners

Our projects

SCIENTIFIC ARTICLES

Juornals

Information for authors