Правовое регулирование государственных закупок в ЕАЭС

Written by Super User
Category: EURASIAN INTEGRATION Created: Thursday, 17 August 2017 10:09

 В частности, выделяются общие для двух интеграционных объединений моменты, отмечаются недостатки евразийской модели регулирования, а также предлагаются пути повышения эффективности правового регулирования государственных закупок на наднациональном уровне с учетом исторического опыта Европейского Союза и действующих там директив.

KAMALYAN Artur Mikhailovich
postgraduate student of Integration and european law sub-faculty of the O. E. Kutafin Moscow State Law University (MSAL)

LEGAL REGULATION OF PUBLIC PROCUREMENT IN EEU

The present article covers the legal regulation of the public procurement in Eurasian economic union through the lens of comparison with corresponding regulation in European Union. More specifically, the common features of two integration organizations are being highlighted, as well as some shortcomings of the Eurasian model of regulation. Moreover, some solutions for increasing the efficiency of supranational public procurement legal regulation are being offered, taking into account the historical experience of European Union and the provisions of EU public procurement directives in force.

Keywords: public procurement, Eurasian economic union, European Union.

С 1 января 2015 года на геополитической карте мира суще­ствует интеграционное объединение, образованное при непо­средственном участии Российской Федерации, - Евразийский экономический союз, учредительным документом которого является Договор о Евразийском экономическом союзе (далее - Договор о ЕАЭС), подписанный в г. Астане 29 мая 2014 года. Договор регулирует все основные направления интеграции, в том числе сферу государственных закупок, которой посвяще­ны статья 88 Договора о ЕАЭС и Приложение № 25 к нему. Ввиду того, что большинство аспектов формирования и функ­ционирования Евразийского экономического союза заимство­вано от Европейского Союза, представляется любопытным сравнить правовое регулирование государственных закупок в двух интеграционных организациях, а также проанализиро­вать возможность заимствования правом Евразийского эко­номического союза положений новых директив Европейского Союза в области государственных закупок, которые вступили в силу в апреле 2016 года.

Основной текст Договора о ЕАЭС применительно к го­сударственным закупкам содержит всего одну статью 88, в которой закрепляются наиболее общие положения. Так, в Договоре содержится общее изъятие для закупок, сведения о которых составляют государственную тайну. Также в статье 88 предусмотрен особый режим для национальных банков госу­дарств-членов. На них не распространяется действие Договора, а закупки осуществляются в соответствии с принимаемыми ими внутренними правилами проведения закупок, которые не должны противоречить общим принципам и целям, из­ложенным в Договоре. Помимо прочего, статья 88 закрепляет основные принципы права Евразийского экономического со­юза о государственных закупках. Как и в Европейском Союзе, в Договоре о ЕАЭС провозглашаются открытость и прозрач­ность проведения закупок, а также недискриминация (предо­ставление национального режима) в отношении участников государственных закупок.

Что касается Приложения № 25, то он содержит ряд норм, гармонизирующих законодательства государств-чле­нов в области государственных закупок. В частности, вводятся единые для Евразийского экономического союза такие поня­тия, как: «заказчик», «закупки», «поставщик», «электронный формат закупок», которые, в общем и целом, совпадают с аналогичными терминами в праве Европейского Союза. Так­же Приложение устанавливает перечень процедур проведе­ния закупок, который отличается от европейского. Во-первых, понятие открытого конкурса в евразийском праве несколько шире, поскольку включает в себя не только открытый конкурс по смыслу европейской Директивы, но и ограниченные торги (двухэтапные процедуры и предварительный квалификацион­ный отбор). Во-вторых, Приложение № 25 относит к способам проведения государственных закупок электронный аукцион, в то время как в Европейском Союзе электронный аукцион при­нято считать именно формой проведения закупок, а не спосо­бом. Ведь электронный аукцион можно применять и в рамках открытого конкурса, и в рамках ограниченных торгов, и в рам­ках закрытых торгов. Форма осуществления закупок при этом не меняется, в отличие от способа (процедуры).

Что касается непосредственно самих процедур проведе­ния закупок, то здесь можно выявить как сходства, так и разли­чия. В частности, победителем открытого конкурса по праву Евразийского экономического союза признается потенциаль­ный поставщик, предложивший наилучшие условия. Данный критерий полностью повторяет установленный Директивой критерий наиболее экономически выгодного предложения (most economic advantageous tender - MEAT). В то же время, победителем запроса котировок по праву Евразийского эко­номического союза признается лицо, предложившее ми­нимальную цену. Такой критерий присуждения контракта существовал в Директиве 2004 года в отношении открытого конкурса, однако согласно новой Директиве 2014 года, он боль­ше не применяется.

Помимо прочего, Приложение № 25 содержит ряд поло­жений, которые можно встретить в правовом регулировании государственных закупок в Европейском Союзе. Например, положение о проведении закупок как самим заказчиком, так и организатором закупок (в праве Европейского Союза - Central Purchasing Body).

В то же время, стоит признать, что Евразийский экономи­ческий союз в вопросе регулирования государственных заку­пок находится примерно на том же уровне, что и Европейский Союз в 70-х годах прошлого века, когда были приняты первые директивы в этой области. На наднациональном уровне за­креплены лишь базовые принципы и общие термины, а ос­новную нагрузку в правовом регулировании несут националь­ные законодательства государств-членов. Данная ситуация лишний раз подчёркивает, насколько трепетно государства от­носятся к контрактам на поставку товаров, выполнение работ и оказание услуг для государственных нужд, и как неохотно они отдают их на наднациональное регулирование.

Однако с учетом генезиса правового регулирования го­сударственных закупок в Европейском Союзе, автор предла­гает точечно заимствовать соответствующий опыт у западных соседей. Так, в отличие от Директивы Европейского Союза, евразийские нормы о государственных закупках не содер­жит требования опубликовывать уведомления о тендерах на уровне Союза. Иными словами, на настоящий момент заказ­чик обязан производить публикацию уведомления только на сайте в своем государстве-члене. То есть, для того чтобы узнать о тендерах в одном государстве-члене, хозяйствующие субъек­ты из другого государства должны постоянно отслеживать не единый для всего Союза портал, а портал конкретного госу­дарства-члена. Создание единого интернет-портала на уровне Евразийского экономического союза значительно облегчило бы жизнь потенциальным поставщикам, а также открыло бы новые возможности для заказчиков. Более того, представля­ется разумным создание единой формы самодекларации по аналогии с Европейским Союзом, которая бы использовалась на первоначальном этапе проведения тендера. Это позволило бы сократить издержки как заказчикам, так и поставщикам. Однако введение такой формы должно быть осторожным, учитывая современные российские реалии и связанные с ними потенциальные злоупотребления и нарушения.

Кроме того, кажется целесообразным определение ми­нимального порога стоимости контракта, ниже которого применяется национальное право государства-члена, а выше которого применяется право Союза и, соответственно, надна­циональные процедуры проведения закупок, которые были бы сформулированы более детально, как в европейских дирек­тивах. Также стоит отдельно урегулировать вопрос о совмест­ных закупках государств-членов, когда в качестве заказчика вы­ступают органы из двух или более государств.

Особо стоит выделить необходимость создания по евро­пейской модели благоприятного режима для представителей малого и среднего бизнеса. Установление максимального по­рога к требованию о годовом обороте, который не может пре­вышать стоимость контракта более чем в два раза, позволит повысить конкуренцию и создать комфортные условия для ведения бизнеса в регионе.

Также предлагается наделить Комиссию Евразийского экономического союза реальными полномочиями по надзо­ру за соблюдением государствами-членами норм Союза в об­ласти государственных закупок, в частности, предоставив ей право проводить расследование по своей собственной иници­ативе, а не только по заявлению одного из государств-членов.

Особое внимание следует обратить на Соглашение о го­сударственных закупках, которое действует в рамках Всемир­ной торговой организации. Дело в том, что у участников Ев­разийского экономического союза очень разное отношение к данному документу, и соответственно, закрепленным в нем обязательствам: Армения является полноценным участником соглашения; Россия, Киргизия и Казахстан - наблюдателями (при этом Россия и Киргизия ведут переговоры о присоеди­нения, Казахстан - нет); а Белоруссия в принципе не является членом ВТО. Такая ситуация создает ряд неопределенностей, поскольку Армения при проведении государственных закупок должна руководствоваться не только нормами Евразийского экономического союза, но и ВТО, а значит допускать на свой рынок в соответствии с национальным режимом, например, потенциальных поставщиков из США, Японии и Европейско­го Союза. Последний, кстати, является участником Соглаше­ния ВТО о государственных закупках как таможенная террито­рия, охватывающая все входящие в него государства.

Тем не менее, стоит выделить и преимущества евразий­ского регулирования государственных закупок. В частности, согласно пункту 28 Приложения №25, государства-члены стре­мятся к переходу до 2016 года на заключение договоров (кон­трактов) о закупках в электронном формате, что на два года меньше установленных в Директиве ориентиров. С другой стороны, существуют некоторые сомнения относительно дей­ствительной реализации данной нормы, поскольку для этого необходима соответствующая правовая, материальная и тех­ническая база.

Итак, регулирование государственных закупок на уровне Евразийского экономического союза следует считать весьма условным, поскольку основную нагрузку несут национальные законодательства государств-членов. В связи с этим существует огромный простор для заимствования положений директив Европейского Союза в данной сфере. Однако не стоит забы­вать о том, что заимствование должно быть грамотным и целе­сообразным, необходимо подготовить соответствующую базу, причем как правовую, так и техническую.

Our Partners

Our projects

SCIENTIFIC ARTICLES

Juornals

Information for authors